arnyfrazer (arnyfrazer) wrote,
arnyfrazer
arnyfrazer

Categories:
  • Mood:
  • Music:

Человек, который не торопится

Рецензия на альбом Андрея Земскова «Песни 2007-2008 годов».

 

Забыл поздравить его с днем рождения — и вот, такое запоздалое «алаверды».

Маэстро Земсков порадовал нас новой пластинкой. Не то, чтобы долгожданной: Андрей Викторович — автор плодовитый. Да и не полностью новой — 10 песен с нее уже были изданы на альбоме «Храм на любви».

Но и оставшиеся 13 вещей — достаточный материал для полноценного альбома. И материал, надо сказать, весьма и весьма достойный. Его-то я и оценю.


Я пристрастен, у меня есть любимые альбомы Андрея. В частности, я считаю (ну это дело моего вкуса), что вершина его творчества, точнее, две вершины — альбомы «Белый снег России» и «По проходным дворам Владивостока». Ничего, что вершины две — так как правило, и бывает.

Чем же, на мой взгляд, отличается новый альбом? На мой взгляд, в процессе его создания автора поглотило некоторое спокойствие, которое сказалось на содержании. Земсков всегда эволюционировал. От лирики — к панк-року, от метафор и образов к историческим фактам (да и обратно) в его песнях была вся та атрибутика, которая необходима для много пишущего поэта, который не желает стоять особняком: подражания, посвящения, песни «про», пародии, юмор, критика и негодование, скорбь, пожелания, благодарности. В этом нет постыдного абсолютно ничего: и Пушкин и Высоцкий этим занимались, поскольку являлись активной частью своего времени и места. Земсков, ощущая себя частью авторской песни, частью Приморского края, России и Мира, отдавал свой долг, квартплату, ренту за возможность жить и творить в этих средах, поднимая все эти темы. Теперь (не хочу обижать хорошего талантливого человека, но вполне возможно, что и с возрастом) он понял, что отдал все, что кому-либо должен. Сбросил с себя концы всяческих культурных коннотаций и стал просто Андреем Земсковым, человеком, просто любящим писать песни. Он никуда не торопится, он не проявляет излишней эмоциональности. Он идет по земле с гитарой на плече и радуется каждому шагу. Потому что сказал уже вполне достаточно для того, чтобы заслужить немного тишины и послушать не мир снаружи, а себя изнутри.

Альбом «Песни 08-09» — это альбом песен об Андрее Земскове.



Вот для примера щемящая «Мой боже». Хоть она и посвящена Дольскому по титру, но любая поэзия о поэтах всегда автобиографична, a priori:

 Пропылённый мой Боже, продымленный,
Пропитой в кабаках ни за грош,
Под безвестным живущий под именем
В мире нищих, святош и вельмож,
Босиком ли – по северным стланикам,
В башмаках ли – по южной тропе, -
Где Ты бродишь, каким серым странником?
Как узнать Тебя, Боже, в толпе?

Оглох мир от злого
Веселья на долгом пиру…
Мой Бог – это Слово,
Пропетое на ветру.

 

При этом в этом альбоме сразу несколько песен об «географических объектах»: три о Москве, по одной о Рязани и Питере. Но это, опять же, уже не желание непременно выразить переполняющие чувства («пиши, когда не писать уже не можешь»), а, «так сказать» путевые заметки — степенный, спокойный рассказ о приятных впечатлениях, написанный, к тому же, не по горячим следам, а по крупицам золота в памяти, осевшей через временное сито:



 

Песни о Москве мне оценить тем более проще, что я в ней сам произрастаю. Так вот, очень цепляет то, что Земсков пишет о Москве в глубину — о дворах, о людях, об истории. А не как многие, в ширину — список туриста: Кремль, метро, Воробьевы горы, Третьяковка. У Андрея уже не просто Ваганьково, а «церковь Воскресения» (ей богу, я там по нескольку раз в году бываю — и то не помню, как она называется), не просто Таганка, а «кривые переулки», не просто Патриарши пруды, а «кофейня на углу». (Кстати, Земсков мне показал, что именно за кофейня, я-то подумал про другую. А заодно и показал, что такое турникет на прудах — оказалось, столбики чугунные, чтобы машины не заезжали) Он анализирует, а анализ — тоже признак спокойствия, вдумчивости и ориентированности внутрь себя. А внутри себя иногда можно услышать и окружающий тебя мир, если он не хочет делиться секретами через «общедоступные источники». Песня «Донской монастырь» (лучшая на альбоме, как мне видится) именно об этом:

 

Голос, живущий во мне, - это больше, чем звук, но притом

Тише, чем эхо шаманского бубна и медного горна.

Так ли скрипят половицы, когда входит странник в твой дом?

Так ли над храмом соборным ветра затихают покорно?

 

Слышишь – над полем осенним басами гудят провода.

Видишь – вдали паровозный дымок уходящего детства.

Веришь ли в то, что открыла тебе ключевая вода?

Примешь ли горькую память, как лучшее в мире наследство?

 

Красный кленовый октябрь и зелёные мхи на камнях.

Нет никого под камнями – давно всё смешалось с землёю.

Склепы, распятия, всадники на легкокрылых конях,

Мраморный Дмитрий Донской, колесница с Пророком Ильёю.

 

Белая гвардия – каждому собственный крест. А за стеной

Бедная гвардия – общая участь, один общий камень…

Холод времён пробирает, когда притулишься спиной

К старой часовне, закуришь и в предка упрёшься ногами.
 


В альбоме есть и песня о любви. Прямо так и называется. Тема любви — вообще не частая гостья в песнях Земскова. А тут длиннющая песня, и даже какая-то эпическая. Сначала, каюсь, мне показалось, что Земсков с «информационным наполнением» перебрал. А потом, после нескольких прослушиваний я понял, что нет. Не сразу понял, маленький еще, видимо. Просто любовь истинная — такой большой пласт жизни, что все аспекты жизни через него проходят: разлуки, самопожертвования, счастье, потери. И опять же: многое надо в жизни уже повидать, чтобы сформулировать столь всеобъемлюще: 

Тёмная коса

Расплетётся переливом волн.

Посмотри в окно, в рыжих листьях целый мир любя,

И не смей бросать

Веру в то, что встретишь ты его!

Может быть, сейчас где-то вспоминает он тебя.

 

Перемелется всё,

перебесится свет,

переменятся время и деньги...

Но Хранитель спасёт

от разлук и от бед,

и подставит крыло  при падении.

 

Песня невпопад, —

Может быть, мотив её не нов.

Только ввечеру на гитарах рубят пацаны

На дворовый лад

То же ретро — песню про любовь,

Где ещё летят письма треугольные с войны.

 

Как он прикрывал

В небе санитарный самолёт!

Шестеро «тузов» крыли перекрёстным сверху вниз,

Клинило штурвал...

Горькая полынь да сладкий мёд

Именем твоим на губах солёных запеклись.
 

Я намеренно не оценивал качество материала с технической стороны: рифмы, мелодии, аккорды. Процесс производства Андрей Земсков уже отточил в себе практически до совершенства. Мне только одно хочется отметить: от Донского монастыря не может быть слышно, как звякает трамвай за Даниловским кладбищем. Но это ладно. Истинная красота без изъяна не бывает.
Остается пожелать удачи. С благодарностью.

 

Tags: земсков
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments